Эльф в анатомическом театре

Холодный мёртвый свет, слепая чернота,
поблескиванье глаз, миганье белых вспышек, и тысяч уст густая немота…
Она наденет маску сверху маски равнодушной. Последний эльф, могучий царь и менестрель –
теперь лишь бледное распластанное тело – доставлен был из сумрачных земель
на суд науки и толпе для новых зрелищ. Какая честь, какой восторг хмельной
ей, молодой, коснуться скальпелем холодным Загадки Бытия… Лишь внешне человек, внутри совсем иной:
как суть Земли бурлила в венах кровь, эфирное быстрее билось сердце. Быть может, эта сильная рука
заздравную гостям передавала чашу, а после с легкостью забытой мотылька
касалась струн и музыка творила мирозданье? Не знал он возраста, но был сражен врагом
безжалостным (и другом лириков), что наречется Время. Прекрасный дух Земли, ты думал ли о том,
что смертная нарушит скорбный сон, ища сюжет статей и ожидая славы? Вот это сердце, знало ли оно любовь?
Привязанность к друзьям и хмель пиров, тоску по дому? Что веселило царственную кровь?
Улыбку благородных уст, огонь горячих глаз пытается она вернуть. Не глупо ль верить, что выбралась его душа
к обителям без времени и тлена? Она дрожит над вскрытым трупом чуть дыша.
Его влекущий голос бархатистый зовет домой, в незримую страну…
Она поправит маску и очнется. И лишь слеза сорвется кратко. Потому,
что сути, Тайны, расчленяя тело, не простигнешь.
Пытаясь, словно эльф, призвать ее –  погибнешь.

© Copyright: Александра Кук, 2010
Свидетельство о публикации №11006153770

Print Friendly, PDF & Email
Facebooktwitterredditpinterestlinkedintumblrmail
Facebooktwitterlinkedinrssyoutubetumblrinstagramflickrfoursquare

Leave a Reply